Городская среда

Запас прочности: Сергей Кузнецов о том, почему экономить на городской среде — безответственно

Правительство профинансирует инфраструктурные проекты Северного морского пути

Жилье
16.01.2023

Названы причины покупки новостроек бизнес-класса в Подмосковье

Новости инфопартнеров
16.01.2023

Российская строительная неделя 2023

Жилье
16.01.2023

В Кемерове построят жилой дом за полмиллиарда

Инфраструктура
16.01.2023

В Оренбурге на линии вышли 67 автобусов, приобретенные на средства ИБК

Жилье
16.01.2023

ГК ФСК построила на севере Москвы дом на 571 квартиру

Инфраструктура
16.01.2023

Определено место для вестибюля станции метро «Театральная» в Петербурге

Инфраструктура
15.01.2023

Пять подземных переходов построят под путями МЦД

Все новости

Реклама

  • Можно ли сейчас вкладываться в недвижимость для сохранения и преумножения средств?

    Вложиться в недвижимость можно, но преумножить средства едва ли получится  

      (58.82%)

    Свои деньги никому доверить нельзя, пусть лежат под матрасом дома  

      (17.65%)

    Да, цены на недвижимость и на аренду будут расти  

      (14.71%)

    Нет, из-за снижения цен на недвижимость и стоимости аренды понесешь убытки  

      (5.88%)

    Лучше выбрать банковские вклады и счета — это надежнее и выгоднее  

      (2.94%)

  • К опросу






    Вопрос-ответ

    Компания «Гарант»

    Юристы компании «Гарант»

    Главная

    Публикации

    Городская среда

    Запас прочности: Сергей Кузнецов о том, почему экономить на городской среде — безответственно

    Запас прочности: Сергей Кузнецов о том, почему экономить на городской среде — безответственно

    16 января 2023


    Софья Сандурская/ АГН «Москва»

    Начало года — время оценивать прошедшие события и строить планы. «Стройгазета» поговорила с главным архитектором Москвы, первым заместителем председателя городского Комитета по архитектуре и градостроительству (Москомархитектура) Сергеем КУЗНЕЦОВЫМ о том, как 2022-й повлиял на работу столичных зодчих и чего всем нам ждать от наступившего 2023-го.


    Сергей Олегович, завершился непростой 2022 год, полный внешних вызовов. Повлияли ли они на работу Москомархитектуры?

    Да, у нас произошли определенные изменения в текущих задачах, но сейчас они уже не критичны. В активной фазе разработки и строительства находится множество девелоперских проектов, и в целом я вижу значительную загрузку архитекторов. Так что сказать, что работы стало меньше, точно нельзя! А еще существует довольно много новых задач. В первую очередь — крупные проекты, реализующиеся за счет государства. Продолжается реновация, на нее уходит достаточно усилий и времени. Для нас это большая работа по поиску оптимальных архитектурных решений, чтобы эти проекты улучшали городскую среду, а не ухудшали ее. Ведутся и масштабные строительные проекты, такие как Национальный космический центр, кампус Бауманского университета, кластер «Ломоносов» в составе инновационного научно-технологического центра МГУ «Воробьевы горы». И для нас это тоже очень важный участок работы, где мы много занимаемся проектированием. Активно идет строительство мостов. Я даже не ожидал, что работы эти будут так двигаться, но мэр сделал на этом особый акцент — и вот результат.

    То есть никакие проекты в столице не отменяются?

    Из текущей работы ничего не сократилось. Слегка пересмотрены планы по началу реализации ряда проектов, где строительных работ еще не велось.

    Были ли в прошлом году какие-то важные законодательные, нормативные изменения?

    Разработкой различных рекомендаций, уточнением каких-то деталей мы занимаемся на регулярной основе. В 2022-м вышли своеобразные городские инструкции по техническим сооружениям, школам, детским садам. Сейчас мы начинаем заниматься темой инклюзии, общей доступности городской среды. В конце прошлого года инклюзии была даже посвящена конференция Москомархитектуры «Комфортный город». Такие встречи нам нужны, чтобы разобраться, где есть тонкие места и проблемы. Мы видим, что есть много нареканий на локальном уровне, когда люди справедливо жалуются на недостаточную доступность горсреды. При этом на уровне нормативов закреплено уже очень много. И на самом деле неочевидно, что еще нужно проработать, чтобы что-то улучшить. В любом случае это небыстрая работа, которая, подозреваю, займет весь 2023 год: там все не так просто. Как я уже сказал, на уровне нормативов очень многое и так прописано и делается. Когда начинаешь разбираться с замечаниями горожан, понимаешь, что вопрос зачастую не в нормах, а в том, что в конкретных местах что-то сделано неправильно. Возможно, нужно учитывать и эти нюансы, и выяснять, чего именно не хватает. Здесь еще встает и вопрос эксплуатации — как обслуживается соответствующая инфраструктура, насколько она удобно и доступно расположена. Может быть, нужно наладить обратную связь на уровне города, и выяснится, что есть смысл где-то что-то доработать в стандартах, а может быть, понять, как наладить обратную связь с жителями.

    Сегодня Москва делает акцент на возведении садиков, школ и поликлиник только по оригинальным — для своей локации — проектам. Это, безусловно, красиво и правильно, но насколько такой подход удорожает строительство?

    Да, типовых проектов как таковых в столице уже нет давно. В Москве даже то, что делается в сборных индустриальных элементах, тоже уже давно не однообразное. Что касается роста стоимости, то такие проекты удорожают строительство на уровне проектирования — и то не полностью, потому что типовые дома тоже ведь требуют проектных работ. Так что, создавая городскую среду, в которой будем жить не только мы, но и следующие поколения, говорить об экономии в 1-2%, на мой взгляд, просто смешно и безответственно. Не всякая экономия хороша. Есть выражение, которое я всегда себе напоминаю, — «жадность порождает бедность». Не надо путать экономию с жадностью. Экономия — очень хорошо, жадность — очень плохо. Мы боремся за человеческий капитал. Люди тут живут и не готовы уезжать, потому что Москва очень классный, комфортный город для жизни. Москва своим качеством среды, архитектуры, бизнес-возможностями является настолько привлекательной, что даже в такой сложной ситуации, когда многие уезжают, столица держит удар. Это говорит только об одном: смысл в это инвестировать есть, это наш запас прочности.

    Поговорим о программе реновации. Сейчас завершается переселение в стартовые дома, дальше пойдет квартальная застройка, на которую проводились конкурсы, в том числе с участием иностранных архитекторов. Будут ли эти кварталы реализованы как задумывалось?

    От задумки до реализации всегда есть какая-то подвижка. В реновации она тоже есть — и местами довольно большая. Все авторы концепций-победителей вовлечены в работу, находятся на консультативной поддержке, где-то на проектных работах. Так как у нас меняется ситуация в том числе с экономикой, с деньгами и мы вынуждены идти на замену материалов, конечно, и проектные решения тоже меняются. То есть планировочно, структурно и композиционно будет то же самое, что было на конкурсе. С точки зрения дизайнерских отделочных решений есть какие-то вещи, которые мы делаем попроще. Но то, что это будут нормальные городские кварталы с нетиповой архитектурой — эта идея сохраняется.

    Ждать ли столичным архитекторам каких-то еще интересных конкурсов?

    Да, мы надеемся, что будут еще конкурсы на станции метрополитена. Сейчас планы немного перекраиваются, поэтому сложно назвать точные сроки. На самом деле, мало конкурсов анонсируется сильно заранее. Когда возникает конкретная задача, под нее объявляется конкурс — это довольно быстро происходит. Конкурсы будут однозначно.

    Увидим ли мы в ближайшее время какие-то знаковые проекты, учитывая уход именитых зарубежных архитекторов?

    Зарубежные звезды выходят из проектов, и пока я не вижу возможности обратного хода. Тем не менее, я верю, что и без них будут появляться яркие проекты. И множество уже было заявлено. Так, мы проводили Архсовет по ТПУ на Поклонной горе — шикарный комплекс, спроектированный Юрием Григоряном. Есть разные проработки и других площадок. Одни Южный порт и территория завода «МиГ» чего стоят — гигантские пространства, которые при благоприятном стечении обстоятельств в экономике, в социальной жизни могут стать новыми центрами притяжения с обилием классной архитектуры.

    Недавно было представлено сделанное по заказу Москомархитектуры исследование о деятельности архитектурных компаний, работающих в столице. Почему понадобилась такая аналитика и какой вывод вы из нее сделали?

    Это был мониторинг того, что происходит на рынке. Мы хотим быть в курсе событий, знать, какими ресурсами располагаем, сравнить динамику и, может быть, посмотреть, куда все движется, как ситуация будет складываться через два-три года. Наблюдения получились довольно интересные. К примеру, выяснилось, что с начала работы нашей команды, вообще Сергея Собянина, число архитектурных компаний в городе выросло многократно. Сегодня их более сотни, и это, конечно, огромная разница с тем, что было 10-12 лет назад. Это серьезный ресурс, актив, который нам очень не хотелось бы терять. Его важно сохранять, снабжать работой.

    Сергей Олегович, 2023-й только начался. На что в новом году надеетесь, рассчитываете?

    Работа всего столичного стройкомплекса и, в частности, нашего ведомства очень сильно завязана на общую политическую ситуацию, потому что это работа с гигантскими бюджетами, зависящими от мировой и российской экономик. Конечно, мы надеемся, что геополитическая ситуация изменится и можно будет возвращаться к нормальному режиму работы. Это главный фактор. Все остальное — нюансы. Для развития архитектуры и строительства нужна базово стабильная и спокойная обстановка. Время потрясений, к сожалению, не дает развиваться архитектурной мысли. Чтобы заниматься проектами, нужно ориентироваться на созидание, а не на разрушение.

    Сергей КУЗНЕЦОВ, главный архитектор Москвы:

    «От задумки проекта до его реализации всегда есть какая-то подвижка. В реновации она тоже есть — и местами довольно большая»

    По материалам

    Похожие статьи

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

    Кнопка «Наверх»